Рецепт коктейля Джонатан Стрендж

Наша Кухня. Коктейли Квентина Тарантино

Делаем коктейль «Криминальное чтиво» и любимый Умой Турмой молочный коктейль из сцены с Джоном Траволтой на танцполе, коктейль «Убить Билла», знаменитую «Отвёртку» из фильма «Джеки Браун», а также коктейль Джанго освобождённого

Любой фильм Квентина Тарантино — это, по сути, кинематографический коктейль, состоящий как минимум из красного и чёрного: утрированно кровавые сцены вендетт перемешиваются в шейкере вместе с чёрным юмором. И всё это приправляется острым перцем.

В кинококтейль режиссёром добавляется и жёлтый цвет — символ абсурда постмодернистов кинематографа, к коим относится Тарантино. Цвет «счастливых идиотов», как его в шутку называют в Голливуде. Это цвет трилогии «Убить Билла» (запоминающегося жёлтого комбинезона разъярённой героини и кинопостера) и цвет коктейля «отвёртка» из фильма Квентина Тарантино «Джеки Браун», в котором напиток заново разрекламировал герой Сэмюэла Л. Джексона.

Белый цвет — символ чистоты или пока ещё не запятнанной репутации — присутствует только в одном коктейле Тарантино, milkshake, молочном коктейле из фильма «Криминальное чтиво», который героиня Умы Турман Миа заказывает перед знаменитым твистом с Джоном Траволтой (Винсентом) и последующими мрачными событиями.

Молочный коктейль Martin & Lewis

Фото: Paul Binet / Shutterstock.com

Винсент: Сколько стоит этот молочный коктейль?
Миа: Пять долларов.
Винсент: В него что, бурбон добавляют?!
Миа: Нет.

Ингредиенты: 150 г ванильного мороженого, 150 мл молока, 20 мл ванильного сиропа, 25 г взбитых сливок, 1 коктейльная вишня.

Метод:

Бокал, пригодный для молочных коктейлей, заранее хорошенько охлаждаем. Кладём в блендер мороженое, сразу добавляем молоко и сироп. Взбиваем около 30 секунд до полного растворения мороженого. Переливаем в ледяной бокал. Украшаем сверху сливками и коктейльной вишенкой.

Своё оригинальное название коктейль Martin & Lewis получил в честь популярного в 40-е и 50-е годы прошлого столетия дуэта — певца Дина Мартина и комика Джерри Льюиса. А его зашкаливающая стоимость непосредственно связана с крутым голливудским рестораном Slims, в который пришли герои.

Винсент: Отличный молочный коктейль!
Миа: Я же говорила.
Винсент: Он не стоит пяти баксов, но коктейль всё равно отменный!

Коктейль «Криминальное чтиво»

Фото: Bolyuk Rostyslav / Shutterstock.com

Этот коктейль появился в американских барах после выхода одноимённого фильма Квентина Тарантино и до сих пор пользуется популярностью во всём мире.

Ингредиенты: 2 части коньяка, 2 части яблочного сока, 1 часть яблочного ликёра, лёд, немного лимонада или спрайта по вкусу, долька яблока.

Метод:

Смешиваем в шейкере коньяк, сок и ликёр с колотыми кусочками льда. В охлаждённый коктейльный бокал кладём лед на ¼ его часть. Выливаем сверху напиток из шейкера, подставив ситечко для процеживания, если яблочный сок домашний и с мякотью. Доливаем немного лимонада или спрайта. Украшаем коктейль «Криминальное чтиво» кусочком яблока, которым его и закусываем.

В 1997 году Квентин Тарантино снял фильм «Джеки Браун», где фирменным напитком стала «Отвёртка» — коктейль, который пил герой Сэмюэла Л. Джексона, торговец оружием Орделл Робби.

Этот коктейль не является изобретением режиссёра, но был заново растиражирован именно благодаря фильму. «Отвёртка» (Screwdriver) входит в число официальных коктейлей Международной ассоциации барменов в категории «незабываемые», поскольку у него есть своя история.

Коктейль придумали американские нефтяники в начале прошлого века, работающие в странах Персидского залива, где в силу религиозных убеждений распитие алкогольных напитков было запрещено. Они покупали доступный и дешёвый апельсиновый сок, в баночку из-под которого доливали водку или самогон и перемешивали тем, что всегда имели в кармане, — отвёрткой.

Коктейль «Отвёртка», Screwdriver

Фото: Andrei Mayatnik / Shutterstock.com

Ингредиенты: 1 часть водки, 2 части апельсинового сока, лёд, долька апельсина или карамелизованная цедра.

Метод:

Никакого шейкера и никаких блендеров. Сразу смешиваем всё в коктейльном бокале, вешаем на край дольку апельсина, втыкаем трубочку и медленно, с удовольствием потягиваем. Или поступаем как брутальный Робби, которого блестяще сыграл С. Л. Джексон, — пьём большими глотками из стакана.

Кстати, в Голливуде ходит шутка, что на самом деле актёры Квентина Тарантино предпочитают другую версию коктейля Screwdriver, в которой всё наоборот — одна часть апельсинового сока и две части водки. Называют его, соответственно, тоже наоборот — Driverscrew, где перевернутое словосочетание приобретает и новое, сленговое значение — «облажать водителя».

Жёлтым по цвету и немного иным по смыслу является и наш следующий напиток.

Коктейль «Убить Билла»

Ингредиенты: 1 часть джина, 1 часть персикового шнапса, 1 часть лимонного шнапса, 1 часть ликера Southern Comfort, несколько кубиков льда, пара капель лимонного сока и сиропа «Гренадин», коктейльная вишенка (опционально).

Примечания: персиковый шнапс можно заменить на персиковую или абрикосовую настойку, а лимонный шнапс — на лимончелло или, на худой конец, водку с лимонным соком.

Метод:

Спиртное со льдом отправляем в шейкер. Трясём под саундтрек из одноимённого фильма. Переливаем в ледяной бокал, добавляем по вкусу лимонного сока и в конце — пару капель сиропа «Гренадин», который добавит коктейлю «Убить Билла» правильную «кровавую» нотку.

Ещё больше алого цвета в изобретённом уже после фильма «Джанго освобождённый» коктейле на основе ржаного виски и вишнёвого ликёра, о котором я расскажу чуть ниже, а вот какие напитки на самом деле подавали герою Ди Каприо на рабовладельческой плантации — прямо сейчас.

Мятный джулеп времён Джанго

Фото: Ionela Cristina Matei / Shutterstock.com

Ингредиенты: 1 часть бурбона, 1 часть ледяной воды, 1 часть колотого льда, 1 палочка корицы, слегка растёртая в руках, пригоршня раздавленных листочков мяты, капля сахарного сиропа или мёда, сок лайма или лимона по вкусу.

Этот освежающий алкогольный напиток исторически готовили и подавали на южных плантациях Америки и именно так, как показано в фильме, — только в серебряных, оловянных или медных стаканах.

Второй коктейль, который пил герой Ди Каприо Кэлвин Кэнди в особняке рабовладельца, является аналогом «Полинезийского ныряльщика», который придумали во время сухого закона. Дабы сокрыть его алкогольную сущность, в барах, стилизованных под гавайскую и полинезийскую культуру, напиток подавали в скорлупе от кокосового ореха, а украшали орхидеей. Именно такой коктейль пил Ди Каприо в фильме Тарантино, хотя исторически «Ныряльщик» был изобретён чуть позже.

Коктейль из фильма «Джанго осовобождённый»

Ингредиенты: 1 часть рома (в оригинале смесь из трёх разных сортов), 1 часть льда, ½ часть апельсинового сока, ½ часть сока лайма, ¼ часть апельсинового джема или варенья, ¼ часть сахарного сиропа или мёда, щепотка молотой корицы, щепотка молотого душистого перца.

Метод прост: всё смешивалось сразу, а разливалось в скорлупу кокосового ореха или деревянную кружку.

Возвращаясь к чёрно-красной теме тарантиновских кинококтейлей с доминантой кровавого насилия и чёрного юмора.

Коктейль «Джанго»

Фото: Sergiy Zavgorodny / Shutterstock.com

Ингредиенты: 1 часть ржаного виски, ¼ часть ликёра амаро (или амаретто), ¼ часть ликера киршвассер (или вишнёвого ликера), ¼ часть ликёра Royal Combier, пара капель «Гренадина» (или гранатового сока, сиропа), щепотка апельсиновой цедры, несколько тёмных красных ягод или коктейльных вишенок.

Метод прост и брутален. Смешиваем все ингредиенты. Наливаем в широкий бокал в стиле мартини. Украшаем по настроению.

Говорят, во время съёмок Квентин Тарантино часто изобретает коктейли и экспериментирует на себе и актёрах. Во время съёмок фильма «Доказательство смерти» режиссёр и актёр, сыгравший роль бармена Уоррена, который глубокомысленно изрекает: «Шартрез. Единственный ликёр, в честь которого придумали цвет», изобрёл наш следующий и последний рецепт.

Читать еще:  Рецепт коктейля Амар Шонар

Коктейль «Доказательство смерти»

Ингредиенты: 20 мл зелёного шартреза, 20 мл ликёра амаретто, 10 мл сока лайма, 10 мл сока зелёного сельдерея, 75 мл яблочного сока, 2-3 ч. л. молотых измельчённых фисташек, лёд.

Отправляем все ингредиенты в шейкер. Бокал наполняем льдом наполовину. Выливаем содержимое шейкера, потягиваем через трубочку и представляем себя на съёмочной площадке или в монтажной студии.

Каким будет анонсированный в этом году третий фильм трилогии «Убить Билла» и новые фирменные коктейли маэстро? Сказать сложно, но актёр Сэмюэл Л. Джексон так описывает сам процесс: «Квентин смешивает потрясающие коктейли из текилы, бурбона и саке. Не работа, а праздник!»

Сюзанна Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

В эфире регулярная колонка «Как это сделано», посвященная бестселлерам

Напоминаю, что это не рецензия, я не критик.
Это разбор профессиональных приемов, которые использовал автор, и объективным образом преуспел.

Кроме того, я не претендую на абсолютную истину, я высказываю гипотезы, не более.

Это тот случай, когда моя методология работает не слишком хорошо. но я не претендовал никогда, что она универсальна; если методология универсальная, то она точно ложная.

Но тем интереснее попытаться понять, как тут все работает.

Первое, что привлекает интерес в этом объемистом романе – великолепно проработанная атмосфера. Перед нами добрая старая Англия, прекрасно узнаваемая, со всеми ее атрибутами – джентльмены, слуги, поместья и т. д. – но история этой Англии совершенно другая, не та, что у нас, в силу того, что в ней был Король-Ворон. Автор с колоссальной дотошностью воссоздал антураж эпохи – цены на товары, одежда и мода, повадки персонажей, клубы и газеты, куча исторических персон.
Понятно, что я не спец по эпохе, но все это вполне может читаться как исторический роман.
Но при этом в атмосферу с невероятным искусством вплетены альтернативно-магические моменты: магия, маги-теоретики, эпизоды из прошлого Англии, магически сказки и байки.
Невероятный объем материала заставляет поверить, что это все столь же реально, как парики, склоки министров и парламента и война с Наполеоном.
Дотошная реалистичность, и вместе с тем дотошная магичность (куда там магическому реализму) – гремучая смесь.
Но атмосфера не остается постоянной, она меняется. если сначала она более-менее светлая и радостная, то позже становится все более мрачной и жестокой; Стрендж едет на войну, в Англии из-под тонкого покрывала обыденной жизни проглядывают Дороги Короля, иные пространства, сам Джон Аскгласс, далекий от всего человеческого, но присутствующий в своих прежних владениях до сих пор. Сама магия становится все более могучей, непредсказуемой, угрюмой. Кульминация – появление Темной Башни, в которой Стренджу и Норреллу суждено остаться навечно.

Основная сюжетная линия начинается, когда мистер Норрелл воскрешает леди Поул, для чего ему приходится прибегнуть к помощи фэйри, «джентльмена с волосами, как пух на чертополохе».
Дальше основная линия скручивается из нескольких «нитей»: карьера мистера Норрелла; леди Поул и ее плен; Джонатан Стрендж и его отношения с женой; отношения двух волшебников; Стивен Блек и его отношения с тем же фэйри, а также с влюбленной в него торговой дамой; Джон Чилдермас и его отношения с двумя волшебниками, Винкулюс и Книга Короля; Дролайт и Ласселз; Джон Сегундус и прочие второстепенные маги.
Действие развивается совершенно неспешно, но поскольку наслаждаешься атмосферой, то это ничуть не мешает.
Плюс интерес держит тайна Короля-Ворона, желание узнать, кто он такой, как во всем этом замешан и что в конечном итоге происходит.
Кульминация – похищение Арабеллы Стрендж, замаскированное под ее гибель.
В этот момент в руках у «джентльмена с волосами как пух» в плену уже трое, и кажется, что его не одолеть.
Развязка – освобождение пленников, ради которого оба волшебника жертвуют своей свободой.
И тут же мы узнаем, что и Стрендж, и Норрелл, и все их деяния – не более чем заклинание Короля-Ворона. но мы так и не узнаем, зачем все это было ему нужно.
Финал подразумевает продолжение, и его очень хотелось бы, но судя по тому, что прошла куча лет, а автор так и не порадовал нас. увы, видимо никогда.

Проще всего с антагонистами:

Джентльмен с волосами как пух – могущественный правитель фэйри, злобный и эгоистичный, чьей помощью необдуманно воспользовался Норрелл в начале своей карьеры в Лондоне.
Настоящий кровожадный монстр, естественно, что вызывает неприязнь, отвращение, но и интерес – попытки описать нечеловеческую психику всегда интересны.
Дролайт и Ласселз – светские паразиты, все негативные чувства вызывают, но вместе с ними и интерес: до какой низости может дойти человек безо всякого влияния магии, просто будучи подонком.

Мистер Норрелл – он появляется с самого начала, он вроде бы один из двух центральных персонажей. но при этом он мерзкий и подлый старичишка, восхищаться им не за что, отождествиться с ним никак, и пожалеть долго не за что. жалость возникает только ближе к концовке, когда мы узнаем, как Норрелл дошел до жизни такой, но не особенно сильная.
Поэтому он хоть и не антагонист, но вызывает в основном отрицательные эмоции.

Леди Поул – вроде бы тоже появляется достаточно рано, и ей есть за что посочувствовать (умереть и то не дали, отдали в плен злому эльфу), но потом она практически исчезает из текста!

Сэр Уолтер Поул – тоже появляется сначала, человек неплохой, и есть за что посочувствовать.

Именно на этой паре и держится наше внимание в первой части.

Джонатан Стрендж – персонаж куда более яркий, чем Норрелл, он не эгоист, не книжный червь, не честолюбец. смел, хорошо показывает себя на войне. Супергерой, хоть и не без недостатков. Поэтому восхищение.
Стивен Блек – очень важный и цеплючий персонаж, которым мы восхищаемся, поскольку он прекрасный человек, добрый, не жадный, и все такое, да еще и великолепный профессионал. Позже мы ему еще сочувствуем, поскольку на Стивена обращает внимание «джентльмен с волосами как пух», и Стивен попадает фактически в рабство.

Арабелла Стрендж – прекрасная женщина, и с ней легко отождествиться любой даме, бывшей замужем (имхо), муж у нее не самый плохой, но типичный мужчина со всеми недостатками.

Джон Чилдермас – слуга Норрелла, сумевший выучиться магии, человек решительный, умный, имеет свои представления о чести, хотя начинал жизнь как карманный воришка и вовсе не образец добродетели. Он вызывает интерес, определенное восхищение и даже сочувствие – поскольку вынужден служить у такого гада, как мистер Норрелл.

Есть еще огромное количество героев второго и третьего плана, которых долго перечислять.
И. есть Король-Ворон, который появляется только один раз, на короткий момент, но который стоит за всем, что происходит в тексте, за всей английской магией.
Естественно, такое могущественное существо не может не вызывать интереса и восхищения.

«Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»: постмодернистская история о магии, магическая история об эгоизме

О «Джонатане Стрендже и мистере Норрелле» я уже очень коротко упоминала в обзоре новинок, однако об этом сериале стоит поговорить поподробнее, так как, на мой взгляд, это одна из лучших новинок этого сезона. Так как разговор пойдет о сериале в целом, без спойлеров обойтись не получится, так что несмотревшим, наверное, лучше не читать.

Начнем, впрочем, с общеизвестного. Сериал этот — экранизация нашумевшего романа английской писательницы Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл», вышедшего в 2004 году. Критики в один голос говорили о нем как о «Гарри Поттере для взрослых», а для самой Кларк роман стал своеобразным «magnum opus», главным ее творением: она писала его десять лет и с тех пор из-под ее пера (или клавиатуры) так больше ничего и не вышло (по крайней мере, пока).

Читать еще:  Где отметить Новый Год 2020 в Нижнекамске

С «Гарри Поттером» роман роднит, пожалуй, только тема магической Англии — в остальном общего почти нет. Это не современный нам мир, а Британия начала 19 века, эпохи наполеоновских войн, в которой магическое сообщество отнюдь не скрывается от глаз непосвященных, потому что его, по сути, и нет вовсе. Когда-то давно, еще в Средние века, при Короле Вороне, магия в Англии была могущественна и пользовалась уважением, теперь же магами себя зовут или прохиндеи, которые торгуют фальшивыми предсказаниями на рыночных площадях, или почтенные ученые-историки, которые считают недостойным джентльмена практиковать магическое искусство. Впрочем, даже захоти они, вряд ли бы у них это получилось, потому что магии в Англии совсем не осталось. Она ушла, постепенно истаяла, как постепенно ушло в область преданий Средневековье. Говорят, магию забрал с собой ушедший куда-то Король Ворон, самый могущественный маг в истории, воспитанник эльфов.

Написана книга Сюзанны Кларк в стиле, тоже совсем не похожем на стиль Роулинг. В нем нет острого чувства сопричастности и ощущения подглядывания из-за плеча главного героя. Скорее возникает ощущение, что читаешь исторический роман, причем роман, автор которого словно и не подозревает о существовании психологического реализма. Это совершенно сознательный авторский прием, очень удачное подражание отстранно-ироничному стилю Джейн Остин — прием, который многим мешает насладиться книгой, потому что читателя будто держат на расстоянии вытянутой руки, не давая внутренне слиться с героями. В общем-то, это довольно характерно для постмодернистских авторов, которым интереснее играть с культурными стереотипами, чем погружать читателя во внутренний мир своих героев.

Экранизация BBC совершенно снимает эту суховатую отстраненность, оставляя в целости и сохранности все постмодернистские намеки и аллюзии, местами их даже дополняя или делая более выпуклыми. Основное обаяние книги Сюзанны Кларк заключается в ее стиле; основное обаяние сериала BBC заключается в его главных, не самых главных и даже совсем второстепенных героях. Это не просто удачный кастинг – это прекрасные актеры, раскрывающие новые грани своего таланта и делающие это с наслаждением. А для Берти Карвела и Эдди Марсана, исполнителей ролей заглавных персонажей, это, возможно, еще и тот редкий случай, когда роль может стать поворотной в карьере (как это случилось, скажем, с Колином Фёртом после «Гордости и предубеждения» или Бенедиктом Камбербетчем после «Шерлока»).

Джонатан Стрендж и мистер Норрелл – две противоположности, единые, как две стороны одной медали.

Мистер Норрелл — педант и книжный червь. Всю свою жизнь он посвятил изучению магии, собрав огромную библиотеку. В ее стенах ему, как устрице в раковине, хорошо и уютно. Большой мир его пугает. Магия, которую он изучает, должна внести покой и гармонию в этот мир, а кроме того, должна сама стряхнуть с себя всю средневековую дикость, сделаться ручной, «респектабельной» и разумной. Он не только боится творить что-то новое, но и его мастерство пришло к нему в результате долгих упорных тренировок, длительного изучения предмета.

А потом является Стрендж — ученик Норрелла, который с самого начал вошел с ним в противоречие, которому узки были рамки упорядоченности. Он высок и строен, у него буйная шевелюра, горящий взгляд, бездна обаяния и природный талант. Он по наитию творит великую магию — творит легко и непринужденно, играючи; магия кипит в нем и выплескивается, он легкомысленен и беспечен, и он не боится нового — он его жаждет.

Надо сказать, что магия в мире Сюзанны Кларк — это не заклинания и не взмахи волшебной палочкой. Это могучая первобытная сила, разлитая в природе, всю мощь которой не дано постичь человеческим разумом. И это, по сути, аналог творчества. Во многом природу творчества она и исследует, показывая два способа творить. И невозможно при этом не вспомнить о Моцарте и Сальери.

Но еще очевиднее, на мой взгляд, что разговор идет борьбе двух философий рубежа эпох — Просвещения (его воплощает собой Норрелл) и Романтизма (это, конечно, Стрендж). И тут непременно надо заметить, что ни Норрелл, ни Стрендж не являются положительными героями. Норрелла не волнует никто, кроме его самого. Каждый раз, когда можно было его заподозрить в каком-то участии, при ближайшем рассмотрении оказывался беспокойством за его собственное благоденствие, спокойствие или самомнение (непомерных размеров). Крайне неприятный человек мистер Норрелл, в высшей степени эгоистичный.

Стрендж, который на первый взгляд являет собой его противоположность, любит свою жену и обладает бездной обаяния, по сути тоже оказывается эгоистом: он так погружен в свои творческие искания, что не замечает никого вокруг, в том числе и самых дорогих ему людей.

Эгоизм, увлеченность самим собой (Стрендж), попытка подогнать мир под свои узкие стереотипы (Норрелл) — главная беда обеих философских систем и обоих героев, которая приводит их в конце концов к трагедии. Если подумать, то это произведение в основном об эгоистах всех сортов и мастей, каждый из которых оказывается в итоге наказан.

Облечено это, впрочем, в столь тонкую и увлекательную форму, что не сразу поймешь, что перед тобой: роман воспитания с историей взросления и формирования героя или роман исторический, с точными и ёмкими портретами реальных деятелей той эпохи (герцога Веллингтона, к примеру); жутковатая сказка про эльфов, крадущих людей, или вариация на тему Фауста, заключившего сделку с дьяволом; прекрасная история любви, во многом перекликающаяся с историей Орфея и Эвридики, или рассказ о рабстве и освобождении? Здесь есть это всё, и это сплетение не выглядит бесформенным клубком сюжетных ниток, но безупречно встроено в сюжетную канву.

Пожалуй, концовку сериала можно упрекнуть в чрезмерной мелодраматичности и склонности к голливудщине — но это не критично. Думаю, для многих это будет даже плюсом.
Наверное, кому-то сериал покажется слишком медленным, или слишком скучным, или слишком английским. Для меня же это (пока) и премьера года, и актерское открытие года (Берти Карвел и Эдди Марсан).

В чём волшебство романа «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

Через год, в сентябре 2020 года, выйдет новый роман Сюзанны Кларк — Piranesi, — и эта новость уже взбудоражила читающий мир. Оказывается, мы еще не забыли, как пятнадцать лет назад прочитали «Джонатана Стренджа и мистера Норрелла» — роман, что перевернул наше представление о фэнтези и о границах между фантастикой и «большой литературой». Чем так ценна для нас Сюзанна Кларк, и почему вам срочно нужно прочесть ее первый роман, если вы все еще этого не сделали?

Десять лет спустя

К выходу романа, принесшего Кларк всемирную известность, ей было сорок пять лет

До сих пор Сюзанна Кларк оставалась автором одного романа. Помимо своего главного произведения, она написала только примыкающий к нему сборник рассказов «Дамы из Грейс-Адье и другие истории». Новый роман превращает ее из подобия Маргарет Митчелл или Мариам Петросян — принципиальных «авторов одной книги» — в персону вроде Донны Тартт, которая пишет по роману раз в десять лет и все равно не сходит с книжных полок. Главное, чтобы Piranesi оказался не хуже «Стренджа и Норрелла», иначе Кларк будут сравнивать с Харпер Ли, которой лучше было бы оставаться автором одного романа.

Пока что описание новой книги кажется завлекательным: нас вроде ждет эффектный роман в жанре магического реализма. Однако «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» — это совсем другая история, не магический реализм, а «реальная магия».

Свой главный роман писательница создавала десять лет. Интересно, что начинала она так же, как другая знаменитая британка — Джоан Роулинг: с преподавания английского за границей. В 1993 году, когда Кларк жила в испанском Бильбао, в ее голове поселился неотвязный образ джентльмена в одежде XVIII века, гуляющего по городу, похожем на Венецию. Откуда-то наша героиня знала, что этот персонаж — англичанин и что он как-то связан с магией. Сказался и «Властелин Колец», который она перечитала примерно в этот период. Сюзанна твердо решила сделать из этой картинки роман в жанре фэнтези.

Читать еще:  Рецепт коктейля Каникулы

Пока что две единственные книги Кларк

Эту обложку «Стренджа» рисовал Дэн Мамфорд — посмотрите его работы!

Дэн Мамфорд: художник, рисующий культовых героев

Знаковые сцены из фильмов и легендарные герои фантастики обретают в его иллюстрациях новую жизнь. Почти все его работы — признания в любви к нашим любимым произведениям.

По возвращении в Англию она нашла постоянную работу: редактора отдела кулинарных книг в издательстве «Саймон и Шустер». А потом отправилась на пятидневный мастер-класс по написанию фантастических рассказов. Из кое-каких обрывков будущего романа Кларк собрала сказку «Дамы из Грейс-Адье», которая так впечатлила преподавателя, писателя-фантаста Колина Гринленда, что он отправил ее (без ведома Кларк) своему приятелю Нилу Гейману. Тот тоже очень впечатлился: «Это как если бы кто-то впервые сел за пианино и сразу сыграл сонату». Через пару рукопожатий рассказ попал в антологию Starlight I, завоевавшую премию World Fantasy Award. Тем временем у Кларк и Гринленда завязались отнюдь не рабочие отношения — и притом весьма счастливые: они до сих пор живут вместе.

Вот так скромная редакторша нечаянно стала писательницей — но пока только в качестве хобби. Её редкие рассказы публиковались в антологиях, она продолжала редактировать кулинарные книги, а в свободное от работы время ваяла роман, который разросся до монструозных размеров. Писательница уже не была уверена, что когда-нибудь его закончит — а если и закончит, захочет ли кто-то из издателей браться за такой кирпич.

Джентльмен с волосами, как тополиный пух: безумный эльф и главный злодей книги (художники David Nguyen Chi и Rebecca Wright)

Потенциал романа, который рисковал так и остаться неоконченным, оценило издательство Bloomsbury (да, именно оно публиковало Джоан Роулинг), выплатившее Кларк в качестве аванса миллион фунтов. Вложение окупилось многократно. Выйдя в сентябре 2004 года, «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» три месяца не покидал списка бестселлеров «Нью-Йорк Таймс», был продан в количестве почти 650 тысяч экземпляров только на родном языке (и переведен еще на тридцать четыре), завоевал «Хьюго», «Локус» и Всемирную премию фэнтези и даже попал в лонг-лист престижнейшей Букеровской премии — прежде фэнтези туда не попадало никогда.

Джентльмены-волшебники и другие истории

Мини-сериал ВВС «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» (2015) — идеальная экранизация: максимально близкая к тексту и украшенная яркими актерскими работами.

Популярность 900-страничного романа, действие которого происходит в альтернативной Англии времен наполеоновских войн, сложно объяснить тем, что он относится к жанру фэнтези. Основными читателями Кларк стали не фанаты «Властелина колец» и «Волшебника Земноморья» — хотя и без них тоже не обошлось. «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» вышел как раз на пике моды на неовикторианство — романы современных писателей, стилизованные под тексты XIX века.

Неовикторианские романы могут быть триллерами, любовными романами или даже мистикой — не так важен жанр, как увлеченность автора иной эпохой, которую, однако, он всегда рассматривает сквозь призму современности. Поэтому в неовикторианстве находится место проблемам, которые современникам королевы Виктории в голову не приходили — например, темам секса, расизма, дискриминации. И еще, конечно, дистанция во времени всегда создает игровой потенциал — читателю неовикторианского романа сложно забыть, что он читает книгу, созданную его современником, который только прикидывается уроженцем XIX столетия.

Иногда к викторианским авторам по ошибке относят Джейн Остин, хотя она творила чуть раньше, в эпоху Регентства. Именно с ней первые рецензенты сравнивали Сюзанну Кларк — разумеется, сходство у них не в сюжетах, а в стилистике. «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» довольно точно воспроизводит и ироничную интонацию мисс Остин, и ее любовь к деталям, и сострадательное внимание к персонажам. Кроме того, само действие романа происходит в ту самую эпоху Регентства, аккуратно воспроизведенную в экранизации романа.

Источники вдохновения Сюзанны Кларк: Джейн Остин, Чарльз Диккенс, Уильям Теккерей, Джордж Элиот (да, это женщина)

Впрочем, в стиле Кларк находили влияние и Диккенса, и Теккерея, и Элиота, и Честертона… Не говоря уже о классиках английского романтизма вроде Энн Рэдклифф и Мэри Шелли. «Джонатан Стрендж…» словно впитал в себя все лучшее, что произросло в саду английской литературы XIX века — и с «теневой» романтической стороны, и с «солнечной» реалистической.

И в то же время роман Кларк не стилизация ради стилизации. Автор постоянно играет с читателями — например, украсив книгу огромным количеством сносок и отсылок к несуществующим в нашем мире книгам, которые местами превращают чтение «Джонатана Стренджа…» в увлекательную игру с закладками (по этой причине роман Кларк сравнивали даже с «Бесконечной шуткой» Дэвида Фостера Уоллеса). Чаще всего этот роман об английских волшебниках называли пастишем — огромным коллажем из реминисценций, отсылок, прямых и непрямых цитат. Знатоку английской литературы читать роман будет особенно увлекательно. А не-знатоки, сумевшие настроиться на нарочито замедленный ритм повествования, прочитают глубокую и увлекательную историю о дружбе, любви и коварстве на фоне грандиозных исторических событий — что тоже немало.

Кстати, еще одну отсылку первым разглядел тот же Нил Гейман. Он назвал «Стренджа и Норрелла» «лучшим романом, вышедшим на английском языке за последние 70 лет» — и это не художественное преувеличение, а указание на вполне конкретный роман. «Луд-Туманный» Хоуп Миррлиз вышел в 1926 году, и до сих пор куда популярнее в Англии, чем за ее пределами — в этом отношении Кларк свою предшественницу превзошла. Эта история о вымышленной стране, существующей на пересечении двух реальностей — нашей и магической, — так же уютна, полна чисто английских деталей и написана нарочито старомодным даже для 1920-х языком. Стилистические переклички между Миррлиз и Кларк довольно легко заметить, если положить перед собой оба текста и наугад прочитать из них по странице-другой, — но это увлекательное занятие мы оставим читателям.

«Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» — признание в любви не только к английской литературе, но и к старой доброй Англии как таковой. С помощью сказочной истории о джентльменах-волшебниках и фейри писательница исследует, что значит быть англичанином. Книжник Гилберт Норрелл и энтузиаст Джонатан Стрендж, эдакие Сальери и Моцарт от магии, воплощают две стороны английской натуры: рационалистическую и интуитивную, практичную и романтичную. А легенды о фейри и короле Джоне Аскглассе воскрешают — и местами переписывают — старинный фольклор, который некогда собрал Редьярд Киплинг в «Сказках старой Англии». Вся эта концентрированная «английскость» делает «Стренджа и Норрелла» на диво уютным — какие бы войны с людьми или с фейри ни велись на его страницах.

Помимо прочего, Кларк написала роман о силе слова — выраженного в заклинаниях, которые могут изменять мир и даже пересотворять его заново. Именно это она сама делает на страницах романа: создает вторичный мир, в реальность которого веришь с первой страницы. Если при чтении «Джонатана Стренджа и мистера Норрелла» немного отпустить воображение, можно даже представить, что имеешь дело с настоящим историческим романом — и что это в нашем мире, а не в книге, некогда была магия, да сплыла, а потом была возрождена стараниями двух героических волшебников. Такие чудеса в наше время редко встречаются на книжных полках. Будем надеяться, что ко второму роману Сюзанна Кларк не растеряет свою магию.

Смотрите также

Сюзанна Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

Обязательно к прочтению для всех, кто всерьёз интересуется фантастикой.

Источники:

http://tsargrad.tv/articles/nasha-kuhnja-koktejli-kventina-tarantino_208944

http://author.today/post/128522

http://www.kublog.ru/blog/kino/8042.html

В чём волшебство романа «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

Статьи на тему:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector